?

Log in

No account? Create an account
Груфти

gruftie


Свободный Ганзей


Entries by category: литература

(no subject)
Груфти
gruftie
Друзья ежедневно пишут стихи в фейсбук,
Я завидую, мне вроде бы тоже есть, что сказать,
Впрочем, ничего нового: мне все еще не забыть твоих рук,
Но я почти снова жив, я почти перестал умирать.

Фу, глагольная рифма — поморщится друг-эстет,
Сколько можно ныть — фыркнут дамы и выйдут прочь,
А я — почти забыл, каково с тобой тет-а-тет,
Но я помню руки, обнимавшие меня всю ночь.

Ночью мне с детства страшно, меня было не затащить в кровать,
Родители — все измучились, врач димидрол прописал,
А мне нужны были твои руки, только негде было их взять,
Ни в аптеках, ни в магазинах не было, да и сам я — не знал, что искал

Помнишь, когда настоящая смерть была близко, а не нынешний её суррогат,
Ты плакала, сокрушалась, что не успела со мной пожить,
Я утешал тебя, обещал, что не буду еще умирать,
И ты брала меня в руки, чтобы ближе к себе сложить.

А теперь я вполне здоров, вся война позади давно,
Позади и ты, у тебя какая-то своя жизнь,
У меня вроде тоже, но есть небольшое «но» –
Ночью как в детстве страшно и снотворного не найти

Про Ефима
Груфти
gruftie
Ефиму было где-то лет сорок, когда он повесился. Или тридцать пять. До этого я его видел несколько раз. Был у него дома однажды. Я получил квартиру, а мебели не было. Зато был общий с Ефимом друг Боря, который и направил меня к Ефиму за холодильником. Симпатичная такая, накануне уже во второй раз пополнившаяся семья. Ефим неуклюже, но с удовольствием и гордостью кормил чадо из бутылочки. Голос тихий, такие никогда не кричат. Мама не могла наглядеться. Посидели, выпили по рюмочке-другой, но долго я засиживаться не стал - там самодостаточное счастье у людей было и никто другой не нужен.

Несколько раз слышал о нем от родителей. Они с Ефимом вместе на курсах немецкого учились. Слышал, что он с отличием закончил Бауманский, что у него несколько изобретений, что он в своей какой-то там инженерной области большой талант и корифей, но скромен и интеллигентен, а таким не пробиться. Еще какие-то странные сплетни о запутавшейся личной жизни. Мы регулярно пересекались у общих друзей или на "русскоязычных" культурных мероприятиях: привет - как дела? - все нормально? - Учебаработа - ну созвонимся, выпьем - заходи в гости - и ты ко мне.

В последний раз мы виделись на КВН  - какая-то команда из России гастролировала. В антракте мы (много нас) - пьяные и веселые - понеслись в буфет, взяли по пиву-вину, расселись и продолжали наш собственный КВН. Подходит Ефим. Приветкакделарадвидеть. Как-то совсем он не вписывался в пьяное веселье и в КВН. Сидим, хотим поговорить, потому как хорошо друг к другу относимся, но ни слова не выдавить и тяжесть какая-то нависла. А меня уже куда-то дальше тянут. К моему облегчению. Нупокасозвонимсязаходивгости.

Родители рассказали, как он к ним в гости зашел. Без всякого повода подарил дорогую и ценную книгу очень по их интересу. Но общения не получилось.

После все вдруг вспомнили, что он ко всем так заходил, дарил что-то ценное и очень подходящее. Раввин согласился похоронить самоубийцу по всем правилам и на общем кладбище, найдя в священных книгах какую-то оговорку, что если не в здравом уме...

Встречаю однажды Борю, дружившего с Ефимом очень близко. Зашли ко мне. Выпив много, вспоминаю тот случай на КВН. Мне вдруг кажется, а вдруг это я его тогда оттолкнул, а вдруг, если бы я нашел слова, если бы все-таки позвонил потом, если бы зашел в гости... Да как же это так, мы тут сидим-пьем, а его уже нет. Боря учился на врача и уже много лет работал санитаром. Разного навидался. Ты, говорит, думаешь, что виноват, что мог бы спасти. Это естественно. Но спасти нельзя. Это - болезнь. И спасти мог только очень хороший врач. И то неизвестно.

А тогда он, вероятно, уже сидел на транквилизаторах.