?

Log in

No account? Create an account
Груфти

gruftie


Свободный Ганзей


Entries by category: музыка

Немецкие панки, Путина прогоните!
Груфти
gruftie
У нат тут в Гамбурге недавно был концерт "Free Pussy Riot! Vertreibe Putin!" (Свободу Пусси Райот! Прогони Путина!). Главными инициаторами и организаторами концерта была тусовка вокруг клуба "Кнуст" - восхитительные седеющие, но не стареющие немецкие панки. А они уже позвали нас, "российских оппозиционеров", а кроме нас - "Эмнести Интернейшенал" и гамбургское отделение "Фемен".

Где-то в середине 80-х в Гамбурге была своя волна "интеллектуального панка", большая часть тех групп распалась или продолжают вялотекущую деятельность в свободное от работы время, но когда их гражданская совесть снова зовет на баррикады, они расчехляют гитары и идут в бой. Так было, например, когда в 90-е годы неонацисты сожгли турецкий дом и несколько человек погибло. По Германии прокатилась волна протестов против засилия и насилия правых. Наши панки воссоединились и прокатились с туром по Германии. Вот и сейчас, узнав о том, что в России обижают сестренок по панку, чуваки собрались и организовали концерт солидарности.

Помимо немцев, выступила группа из русских имигрантов "Шпюлер Мюллер" (Судомойщик Мюллер), а потом, при их поддержке выступила солистка Гамбургской оперы Маша Маркина и спела песню Янки Дягилевой. По слухам многие из её коллег по оперному пению эксперимента не поняли, а я наоборот - затащился. Я не могу судить, как это звучало с точки зрения законов оперного жанра, но для моего рокерского уха это было офигенно. Самое главное - Маша не стала повторять частую ошибку многих оперных вокалистов, решивших "попеть рок", тупо втыкавших в роковую ткань свой оперный вокал, а поступила гораздо тоньше. Она решила подстроится под роковые "законы жанра" и поэтому её оперная энергетика, оперная крупнозернистость что ли, и такая прямолинейная и мощная эмоциональность не прозвучали инородным телом - кусочком оперы, случайно забредшим на рок-концерт, а органично вплелись туда. Вот видео ее выступления (снимал Андрей Дицель - andrreas):




А вот довольно подробный видеорепортаж оттуда:
http://www.misterpoof.de/mpdvd/?p=1746#more-1746


А вот статья осетинской журналистки Марии Плиевой о концерте: http://roks-alana.livejournal.com/248059.html

История одной песни
Груфти
gruftie
Жил да был интеллигентный каталонский мальчик по имени Люис. Люис Ляк, сын врача и учительницы. Или нет, даже не так. Жил да был пожилой каталонский парикмахер. Звали его Нарсис Лянза, а для своих - просто дед Сизет. Жил он в старинном каталонском городке Безалу. Так его называли каталонцы. Кастильцы и прочие чужаки название коверкали и говорили "Бесалу", что каталонцев немного раздражало. Нарсис Лянза человек был серьезный и во времена Второй Республики даже входил в местный горсовет, пока не пришли солдаты Франко и не разогнали все местное самоуправление в целях укрепления вертикали власти. Нарсис ушел из политики, тем более, что при Франко честному человеку делать в ней было нечего, и засел в своей парикмахерской. Иногда он навещал свою дочь, жившую неподалеку деревушке Вержес. Там-то он и подружился с соседским мальчиком Люисом. Люис и дед Сизет любили вместе рыбачить на речке Тер и часами говорили, что называется, за жизнь. В отличие от басков, каталонцы вряд ли родственны грузинам или еще каким-нибудь кавказцам и поэтому не будем углбуляться в спекуляции на тему связи каталонского Тер с кавказским Тереком, но и с уверенностью отрицать этой связи, пожалуй тоже не станем, ибо все в этой жизни может быть. За разговорами дед Сизет рассказывал юному Люису массу интересного. Оказалось, Франко вовсе не осчастливил Каталонию стабильностю и процветанием, как рассказывали Люису в школе, а совсем наоборот, запретил изучать каталонский язык, зачем-то забирал мужчин в армию, а власть сосредоточил в руках бюрократической верхушки - в общем, доставлял людям кучу неприятностей и погрузил Испанию в гнилой застой. Дед Сизет был полон решимости бороться за свободу. Его рассказы произвели настолько яркое впечатление на Люиса, что тот, когда слегка подрос и начал писать песни, одну из них он посвятил деду Сизету. В песне дед Сизет настаивал на том, что старый гнилой кол, на который намотаны наши цепи, надо обязательно всеобщими усилиями вырвать из земли. А то - как кость в горле. Кол по-каталонски будет "л'естака", что звучит почти как "л'естат" - государство. Песня каталонцам, да и вообще всем испанцам страшно понравилась и она стала своего рода гимном борцов против диктатуры Франко. Это был 1968 год. Америка и Европа бурлили, а Испания - ни ухом, ни рылом. Люису Ляку и другим каталонским бардам запретили выступать. Ему пришлось эмигрировать во Францию. Лишь в 1975 году, после смерти Франко, Люис Ляк снова смог выступать на Родине. Вот запись одного из первых его тогдашних выступлений. Поет он здесь свою знаменитую Л'естаку - песню про деда Сисета и про то, что кол надо таки вырвать.




А в это время в Варшаве жил, да был интеллигентный польский мальчик по имени Яцек. Яцек Качмарский. Родители Яцека были художники. У их друга-режиссера Ежи Гофмана часто собиралась столичная богема, но родители Яцека были людьми скорее домашними и на тусовки ходили нечасто. Однажды Ежи Гофман все-таки упросил их прийти в гости и обязательно с сыном, пообещав их познакомить с каким-то русским артистом, который к тому же еще и поет. Русский дествительно пел, и как! Все слушали, затаив дыхание. Хриплый голос русского так запал в душу семнадцатилетнему Яцеку, что он решил тоже начать петь песни под гитару. Особенно ему запомнилась песня про волков: "Идет охота на волков, идет охотааа! На серых хищников, матерых и щенков...". Освоив гитару, Яцек решил первым делом перевести песню русского артиста на польский. Перевел довольно вольно, песня получилась в общем-то другая, но тоже хорошая. Хорошая настолько, что на фестивале студенческой песни в Кракове Яцеку вручили за неё приз. Ну и вы послушайте.



Яцек становился все более известным Его песни, подобно песням его русского кумира, переписывали с пленки на пленку и пели на кухнях под гитару. Для поляков они стали таким же глотком свободы, каким для нас были песни Высоцкого, а для испанцев - песни Люиса Ляка. Ляк оказался Кочмарскому не менее близок, чем Высоцкий. К самой известной песне Ляка - "Л'естакa" Качмарский тоже сочинил польский текст.



Когда в 1980 году в Польше набрало обороты демократическое движение с "Солидарностью" во главе, гимном движения стала именно эта песня. Если кто помнит, дело тогда кончилось тем, что Ярузельский ввел военное положение и, что называется, закрутил гайки. Качмарскому запретили выступать и он эмигрировал. Вернулся десять лет спустя, когда в СССР началась Перестройка, а в Польше - пал коммунистический режим.

Судя по всему, московский мальчик Кирилл тоже рос довольно интеллигентным. Папа - хоть и азартный игрок и герой других странных историй, но все-таки известный журналист. Кто мама - интернет молчит, ну да не важно. Да и сам Кирилл Медведев, о существовании которого я узнал буквально сегодня, как и о существовании предыдущих героев этого поста, судя по интернетным данным, человек преде всего интеллектуальной деятельности: издатель, переводчик, певец, марксист. Tам скорее демократический вариант марксизма, так что если не политическая симпатия, то хоть какой-то общий знаменатель имеется. А спетая Кириллом Медведевым в автозаке песня Люиса Ляка и Яцека Качмаровского оставить меня равнодушным не могла. Думаю, будь мне лет семнадцать, меня бы это тоже на что-то музыкальное вдохновило. И если бы он пел эту песню не на моем языке, я бы её безусловно на него перевел. Так что, марксизм марксизмом, а я таки снимаю перед тобой шляпу, Кирилл!



UPD: Вот здесь - близкий к оригиналу перевод текста Яцека Качмарского: http://www.novpol.ru/index.php?id=226
А вот полная версия перевода Кирилла Медведева, ориентированного, похоже, скорее на Ляка:


Марк Мироныч
Груфти
gruftie
Попал я после 8-го класса в новую школу. Случайно совершенно. Из старой выгнали за вольнодумство. Прямо в разгар перестройки. Но это отдельная история. Иду, в общем, в новую. Учителя все новичков сразу выглядывают, знакомиться норовят. Достали. Не любил я учителей. Да и они меня не очень-то. Много от меня шуму было. А уж от них... Идём на первый урок истории в году. Ребята все предвкушают, будто не урок, а спектакль или концерт какой предстоит: "Маркуха у нас классный, вот увидишь." Смотрю, историк и впрямь на человека похож, странно даже. Обычно историки, а особенно исторички мне очень неприятные попадались. А тут - никакого строгого тона, никакого пафоса напускного, шутки отпускает, да и вообще на Вы разговаривает. Как с равными. Стало быстро понятно, что "Вы" означало уважение, а не дистанцию. Взаимное уважение. Попросил новичка представиться. Я назвался. Он переспросил фамилию, предварительно переврав её. Я не смог скрыть раздражения. А он мне и говорит: "Не обижайтесь. У меня фамилия тоже трудно произносится." И подмигивает весело. Фамилия у него оказалась действительно непростая: Нейшуллер. То есть "новый ученик" или лучше просто "новичок". Как я, в общем.

Я тогда любил повыпендриваться. Я и сейчас люблю, но более осознанно, а тогда... Насмотрелся я, стало быть, перестроечных "Взглядов", наслушался огонёчных разговоров, прихожу на урок истории, а там... Ну что поделаешь, программа-то не изменилась ещё. Проходим там всякое революционное движение, съезды там разные, Ленина конспектируем, "учение Маркса всесильно, потому что оно верно", а я тут и начинаю вопросы каверзные задавать. А то и просто свою "версию истории" выдвигаю, огонёчную, конечно. В прошлой школе меня историк быстро обломал и жёстко. А этот дискуссии заводит: "Интересный Вы вопрос затронули." Обсуждать начинаем. Мнения там разные народ высказывает. Так за дискуссией урок и проходит, даже домашку спросить ни у кого не успели, чему все, особенно неподготовленные, были ужасно рады. Марк Мироныч, конечно, в дискуссиях побеждал и "партийную линию" продвигал с успехом. У него эрудиция, знания, а у меня что? Голая молодецкая прыть. Куда мне. Но вот делать он это как-то так умел, что не чувствовал я себя побеждённым. Наоборот. Он давал понять, что "пока остановимся на этом, но вопрос, в принципе, не простой, неоднозначный." Ему явно всё это нравилось. Говоря не бесспорные вещи, он сразу смотрел на меня, ожидая возражения.

На родительском собрании Марк Мироныч меня похвалил. Это было впервые. Родители на собрания ходить не любили. Кому приятно учительские претензии выслушивать. Поэтому ходил туда чаще папа - у него нервы крепче. И вот папа запасся терпением, приготовился выслушивать очередные гадости, а тут меня вдруг хвалят. Он ушам своим не поверил.

Марк Мироныч учил нас многому. Например, он научил нас правильно пить коньяк. Мы-то его глотали как вод(к)у. Практических занятий по этой теме не было, но на словах он всё рассказал довольно подробно. Думаю, в борьбе против алкоголизма куда эффективнее научить культуре пития, нежели тупо запрещать. Он изложил нам "своими словами" основные положения фрейдистского психоанализа. Пришибленному военруку, полковнику в отставке, Марк Мироныч придумал остроумное и точное прозвище. Надеюсь, Марк Мироныч простит мне разглашение этого секрета. Военрук был прозван "мерзавчик". Он такой и был. Человек жил под девизом "если завтра война". Да и внешне - типичный "мерзавчик" (бутылочка). А ещё Марк Мироныч рассказывал нам про Дюка Эллингтона. У Марка Мироныча была огромная коллекция джазовых пластинок. Эллингтона он собрал почти всего. Не хватало двух или трёх из пары сотен вышедших. Но даже об этих двух или трёх, которых у него не было, он знал абсолютно всё.

Я думаю, стало понятно, что это учитель не из тех, которые учат своему предмету, а Учитель с большой буквы. Дело, конечно, не в коньяке и не в Эллингтоне. Он научил уважать себя. Научил уважать других. Да много чему ещё и чего не сказать.

Когда я уезжал в Германию, Марк Мироныч уже был на пенсии. Я съездил к нему домой попрощаться. А недавно неожиданно наткнулся на жэжэшный пост о нём.

Легендарному джазовому коллекционеру Марку Миронычу Нейшуллеру уже очень много лет. Он живет с любимой женой Еленой Михайловной, детей у них нет, совсем одинокие старики. Недавно Елена Михайловна заболела, и нужны деньги - около 40 тысяч рублей (20 на этот месяц и 20 на следующий). Что будет дальше - не знает никто. Сейчас есть задача - выживать...

Вот тут ещё одна, чуть более поздняя. Сходите и на неё.

Сегодня на Звуках.Ру появилась первая статья из джазового цикла, который мы теперь будем публиковать в еженедельном режиме:

Однажды знаменитая певица Билли Холидей заявила, что раз в США главным лицом является Рузвельт, то величайший музыкант Лестер Уиллис Янг достоин звания "Президент". Это прозвище закрепилось за Янгом на долгие годы. С рассказа о Президенте мы начинаем новый цикл - "Портреты знаменитых джазовых музыкантов" пера известного филофониста Марка Нейшуллера.

Арефьева
Груфти
gruftie
.
Привезли мне пару дисков из Москвы.
Послушал Арефьеву, Кон-Тики.
После предыдущих реггей-дисков у нее полностью поменялась группа.
Голос стал взрослее и глубже, звук сочнее и отчетливее (его хорошо наполняет э-гитара)
Несмотря на это, не покидает ощущение, что Арефьева переместилась из рока с эстрадным уклоном в эстраду с уклоном роковым. Все-равно нравится.
Иногда понимаешь, что многие вещи сентиментальны, на грани между вкусом и безвкусицей, иногда уже за гранью. А все же восновном нравится.